?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

«Доминанта», «Доминанта души», «Заслуженный собеседник», «Интуиция совести» - сборники, посвященные творческому и духовному наследию русского учёного-психофизиолога А.А.Ухтомского. По-моему, есть сильное сходство (в некот. местах чуть ли не дословное) высказываемых Ухтомским идей с положениями "1-го приоритета" Концепции Общественной Безопасности (КОБ) - http://dotu.ru/

Что есть Человек? Из деятелей науки на этот вопрос никто не даёт ответа. Кроме Ухтомского, работы которого - есть поиск методики формирования именно человеческих психодоминант, хоть у него и нет в терминологии "человечного типа психики" (термин КОБ)... Первое условие - выход за пределы своего животного эгоизма и формирование, как он говорил, "доминанты на Лицо Другого" - а это самое трудное, всё равно свои "хочу/нехочу/неохота" на первый план лезут...

Становится понятным, почему в информационном пространстве никто никогда не упоминает такого Выдающегося русского психофизиолога как Ухтомский, а всегда и везде на слуху только И.П. Павлов (да Фрейд ещё, с его психопатологиями). Ибо Ухтомский как раз изучал механизмы работы и формирования высших слоёв именно человеческой⚠ психики и утверждал, что необходимо "лезть в себя" с целю самосовершенствования... а фиксация только на методиках Павлова - фабрика примитивных зомби (звонок(лапмочка)-слюнки потекли) Фактически, Павлов не вышел за пределы изучения животного уровня... А идеальный "клиент" действующей (да честно говоря и ушедшей) системы - примитивный "зомби".

Из письма В.М. Зазнобина, 2004 г., в ответ на вопрос - не знаком ли авторский коллектив  "Внутренний Предиктор СССР" (сформировавший КОБ) с работами Ухтомского, цит.:
"за книгу А.А.Ухтомского "Доминанта души" - большое спасибо. Я её с интересом читаю и нахожу много созвучного с нашими работами. Тогда на семинаре я не смог подробно ответить, как соприкоснулся лично я с А.А.Ухтомским. Просто в январе 1989 года, после ухода в запас, я оказался в Университете на ф-те прикладной математики и процессов управления и поселился в комнате, где висел портрет А.А.Ухтомского и стояла старая пишущая машинка, на которой он сам печатал свои статьи и тезисы. Рассказал мне об этом д.б.н. Воронов Ю.А., который уже тогда обратил внимание, что в наших первых работах - много созвучного с тем направлением в науке, которому А.А.Ухтомский дал название "доминанта души". В нашем понятийном аппарате это - вектор цели с соответствующими приоритетами. Что касается самих работ А.А.Ухтомского, то ни я, ни мои товарищи их не читали, но это говорит лишь о том, что своеобразная информационная матрица существует в России, по крайней мере последнее столетие. и все мы в ней объединены после того, как выходим на определённый уровень понимания. Особенно для меня лично это стало понятно после того, как я познакомился с биографией А.А.Ухтомского. Он: закончил кадетский корпус в Нижнем Новгороде в 1894 г, после этого уехал в Москву и закончил там Духовную академию, в 1899 году переехал в С.-Петербург и поступил в Университет на физ-мат ф-т. Я: полвека спустя в 1950 г. поступил в Суворовское училище (тот же кадетский корпус) в Нижнем Новгороде, а в 1956 переехал в Москву, так как училище перевели в столицу. В 1958 г. закончил СВУ и переехал в Питер, закончил кор-фак Дзержинки, служил, а в 1989 (90 лет спустя) оказался в С.-Петербургском университете в комнате где сидели его ученики и висел его портрет, и по сути продолжил его деятельность (сам того не подозревая). Так пересеклись наши пути по жизни, которая продолжается."


https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/117659#cite_note-1 - биография А.А. Ухтомского


Далее - материалы из разных источников, относящиеся к теме:

http://sannyasa.narod.ru/misc/lections.htm
Глава 44. Алексей Алексеевич Ухтомский

Первоначально Ухтомский обучался в духовной академии. Тема его диссертации в духовной академии — «Космологическое доказательство Бытия Божия». В самом подходе к раскрытию этой фундаментальной для богословия темы отразилось все своеобразие мировоззрения Ухтомского, его постоянное стремление найти общий язык между наукой и религией, одухотворить науку, с одной стороны, внести в нее необходимые для ее жизни нравственные коррективы, а с другой, попытаться научно проанализировать тончайшие высоты человеческого духа. Кандидатская диссертация поставила на очередь ближайшее изучении физиологии головного мозга, нервной деятельности вообще, а также физиологии поведения. Взгляд Ухтомского обращается к университету. Он становится физиологом. Вообще Ухтомский вошел в историю отечественной и мировой науки и культуры как один из блестящих продолжателей петербуржской физиологической школы, рождение которой связано с именами Сеченова и Введенского. Созданное Ухтомским учение о доминанте сегодня рассматривается как прочная методологическая платформа для понимания законов организации целенаправленного поведения животных и человека. Ухтомский никогда не ограничивал принцип доминанты областью только физиологических процессов, а увязывал его с фундаментальными вопросами человеческого бытия и познания, его личной социальной сущности и психическими процессами. Принцип доминанты стоит в ряду крупнейших обобщений нашего времени, привлекая пристальное внимание ученых различных специальностей, так как позволяет изучать не только мозговые процессы, но и психологические законы поведения человека как личности, а также социальные проблемы. Учение о доминанте стало основой формирования Ухтомским единой философской, мировоззренческой концепции человека, разработанной им на стыке различных наук: философии, психологии, физиологии, социологии и этики, концепции, в которой человек предстает во всей целостности и в неразрывной совокупности его телесных, душевных и духовных качеств, - его внутренней свободы. В учении Ухтомского о природе человека прослеживается яркая этическая направленность. Человек мыслится им в постоянном процессе становления, и прежде всего становления духовного. Нравственность, как считал Ухтомский, является одним из естественнейших биологических оправданных законов жизни человека. Ухтомский здесь делает поистине новаторский скачок в рассмотрении природы человека. Он органически примиряет вещи, долгое время казавшиеся непримиримыми: знание и веру, науку и религию. Концепция Ухтомского впервые раскрывает роль идей и идеалов как естественных законов бытия человека, как высших социальных и духовных ориентиров человеческого общежития, обеспечивающих его духовное здоровье. Идеалы — это ведущие образы предвкушаемой и предвидимой человеком реальности. Строительство идеалов всегда связано с верой человека в возможность существования или осуществления чего-либо. Но чтобы не быть авторитарной и монологичной, чтобы нести истинно продуцирующий импульс для жизни человека, вера должна всегда быть построена на творческом начале, должна служить не консерватизму человека, а его духовному прогрессу. На этом принципе построены выработанные Ухтомским законы общения: закон Двойника и закон Заслуженного Собеседника. Двойник — это психофизиологически оправданное состояние человека (суждение о мире с точки зрения своих доминант, видение мира сквозь призму индивидуальных потребностей, мотивов поведения). Это ситуативное состояние, сопровождающее человека каждую минуту. Но чтобы не стать статичным, консервативным состоянием души, оно должно иметь корректив, идеал, который в самом себе несет идею развития и динамики.
Духовная жизнь человека — это всегда жизнь на острие ножа. И только в движении возможно сохранить равновесие этих начал. Заслуженный Собеседник и является тем идеалом нравственного совершенства, недостижимым но искомым. Человек во всех своих конкретных проявлениях участвует в непрекращающемся процессе живого предания от отцов к детям, связывающего все поколения в живую цепь истории. Пути истории проходят через каждого из нас. И история развивается, обогащается через индивидуальный опыт каждого человека, через глубинное, личностное переживание и познание им Истины, Добра и Красоты. Отсюда и среда для человека — это не просто объективная реальность, но, будучи пронизана субъективным видением, она всегда предстает в контексте культуры, объединяющей как индивидуальный внутренний мир человека, это зазеркалье, так и коллективное бессознательное, которое Ухтомский назвал опытом отцов. Каждый конкретный момент несет на себе отпечаток многовекового опыта, взаимоотношений человека с миром. И в этом глубокий историзм бытия. Сегодня данное — это лишь плод, результат тех или иных событий, преобразований, причины которых формировались задолго до настоящего проявления.

Ухтомский говорит, об основной «мелодии», которой заполнена его жизнь. - Ему представляется тревожным, опасным и вредным для человека то состояние, когда сбываются мысли. Он поясняет, что эта болезненная как бы «мелодия» мучительно объясняет, почему в его глазах так исключительно драгоценно человеческое лицо и влияние на человека другого лица. Когда у человека все сбывается по его мыслям, это ведет его к самоудовлетворению, к покою, к глухоте относительно тех голосов, которые рядом с ним. Самоудовлетворенный и довольный своими мыслями человек солипсичен. Этим он довел себя до конца. Хорош человек тогда, когда он в борении, и прежде всего в борении с самим собою, когда он в творчестве готов принять реальность и новую, вопреки своим излюбленным теориям и покою. Но где наименее выдуманная мною самим, наиболее безусловная, наиболее конкретная и непрестанная новая реальность, как не в живом человеческом лице вне меня? Что же более, нового непрестанно обновляющегося, чем человеческое лицо рядом и около меня. Поставить доминанту на человеческое лицо, то есть на реальнейшую из реальностей, то, что дано тебе сейчас и в ближайшем встречном человеке — это значит уметь заранее приветствовать и принимать все то новое, постоянно вновь заявляющее о себе бытие другого, независимо от моих ожиданий и теорий о нем. Категория лица должна быть принята в качестве вполне самостоятельного, исключительного фактора опыта и жизни наравне с такими категориями, как причина, бытие, единство, множество, цель, - и человеческая деятельность, культура, исторический подвиг является поистине «звенящей медью и бряцающим кимвалом», пока человек не внес в свой обиход категорию лица, пока доминанта его не поставлена решительно на лицо вне его. Любимое человеческое лицо лучше всего символизирует то, что представляет для человеческого мышления и поведения истина, предчувствуемая и проектируемая, но не дающаяся в руки, влекущая за собой все далее вперед. Она всегда нова и всегда впереди. Для натуралиста именно такова истина. Жизнь, история и культура будут бесконечно новы и содержательны, когда они будут направлены на лицо.

«Учительская газета» № 40, 07.10.97
Задача современной психофизиологии – изучить научными средствами ЦЕЛОСТНОГО ЧЕЛОВЕКА, как «сплав» духовных и физических возможностей. Но для системного решения такой задачи всегда необходимо наличие системообразующего фактора, выявляющего новые свойства целого, которые не содержатся в его элементах. Открытием такого фактора и безусловным достижением отечественной психофизиологии стал ПРИНЦИП ДОМИНАНТЫ, сформулированный А.А.Ухтомским еще в 1922-1923 г.г., но до сих пор недостаточно оцененный, и в отечественной и в мировой науке. Именно ДОМИНАНТА, как «рабочий орган мозга» и как фактор поведения и мышления, по Ухтомскому, естественно ОБЪЕДИНЯЕТ понятия о ДУХОВНОМ И ФИЗИЧЕСКОМ ЧЕЛОВЕКЕ. Этот принцип научно объясняет разные уровни системной организации психофизиологических процессов: низшие, организменные, бессознательные и высшие, сознательные, мыслительные, включая интуицию как проявление «рецепции высшего порядка».
Все поведение человека, его работа, страсти и творчество основаны на конкуренции разных доминант. При этом доминанты высшего порядка служат фундаментом и движущим фактором всех установок и побуждений. Принцип доминанты выявляет физиологические механизмы активного поведения человека, его духовности, стремления к знаниям, преодолению трудностей.
Ухтомский писал: «Не прирожденное наследие рефлексов и инстинктов, но борьба текущих, конкретных доминант с унаследованным поведением». Доминанты – конкретные определители поведения, не составляют незыблемого и постоянного фонда, они – «расширяющееся достояние человека». Доминанты влекут его к деятельности, к «тратам потенциала», но они же создают новые, более высокие уровни энерго-информационного равновесия организма, УВЕЛИЧИВАЮТ ТВОРЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ, ЧТО ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ТОЛЬКО ЧЕРЕЗ ТРУД, иногда громадное напряжение организма.
В условиях нормального взаимоотношения со средой человек, согласно Ухтомскому, связан с ней интимнейшим образом: чем больше он работает, тем больше «тащит на себя» энергии из среды, забирает и вовлекает ее в свои процессы. «Тогда понятно – пишет Ухтомский – что как раз более сильный деятель с мощной работой центральной нервной системы и всей аппаратуры, кот. от нее зависит, способен за свою жизнь забрать и переработать большую сумму энергии из среды и вовлечь ее в сферу своей работы, для того, чтобы дать в сумме мощный рабочий результат и длительные рабочие последствия, кот. на долгое время заставят вспоминать эту центральную нервную систему, когда ее самой уже не будет».
Т.о., доминантная теория ориентирует научную организацию труда, профилактическую медицину и педагогику не на принцип ограничения, минимизации, а на принцип активного преодоления препятствий и напряженную творческую деятельность, что одновременно служит залогом физического здоровья. Экспериментально доказано, что на определенной стадии развития доминанта мозга изменяет все процессы в организме – энергообменные, биохимические, вегетативные и т.д. (в работах, посвящённых психологии человека ВП говорят, что при Человечном типе психики в определённой степени меняется и физиология; Человечный тип психики не что иное, как мозговая доминанта определённой структуры с преобладанием влияния высших отделов мозга - моё уточ.), поэтому изучение этих и др. показателей бессмысленно, если оно проводится вне связи с одновременным выявлением доминантных состояний мозга человека.
Учение о доминанте впервые позволяет научно объяснить связь психических и физиологических процессов не только через органы чувств, но и прежде всего посредством РЕЧИ. По Ухтомскому, ЭТО НЕ ПРОСТО СПОСОБ ОБЩЕНИЯ ЛЮДЕЙ, НО МОЩНЫЙ ПУТЬ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ВСЕ ПРОЦЕССЫ В ОРГАНИЗМЕ. СЛОВА И ИХ ОБРАЗЫ – САМЫЕ МОЩНЫЕ ДОМИНАНТЫ.
Именно мощная доминанта способна сильно затормаживать восприятие ненужных ей сигналов из внешней и внутренней среды, угнетать проявления других доминант. При этом человек может ошибаться в своих поступках, не замечать опасностей, состояния других людей. Такие жесткие доминанты характерны для религиозных, политических, идеологических устремлений человека-фаната. С помощью формирования таких доминант обычно происходит управление сознанием и подсознанием людей, манипулирование ими.
Чтобы управлять людьми, надо знать их доминанты, чтобы владеть собой, надо узнать себя через знание своих доминант, чтобы быть счастливым, нужно выработать в себе ОСОБУЮ ДОМИНАНТУ, кот. Ухтомский назвал «ДОМИНАНТОЙ НА ЛИЦО ДРУГОГО, КАК ЗАСЛУЖЕННОГО СОБЕСЕДНИКА».

«Учительская газета» № 44, 04.11.97
Доминантный механизм работы мозга обеспечивает естественную потребность в новых знаниях. Значит, активный способ обучения через мышление должен стать методологической основой построения педагогического процесса. А.А.Ухтомский полагал, что «мысль внутри себя имеет самообеспечение», повышает работоспособность мозга. В процессе размышления ускоряется запоминание, растет емкость памяти. Пассивное же запоминание (кодирующая педагогика) ограничено гораздо более узкими рамками как по объему, так и по времени усвоения потока информации. В этом – особенность работы мозга: при отсутствии яркого и стойкого доминантного очага возбуждения, создающегося мышлением, длящийся поток информации быстро затормаживает, дезактивирует нейроны мозга. Пассивное запоминание (даже при наличии частых повторов) не сделает знания прочными, не разовьет способность творчески их использовать. Ухтомский писал: «МЫ – НЕ НАБЛЮДАТЕЛИ, А УЧАСТНИКИ БЫТИЯ, НАШЕ ПОВЕДЕНИЕ – ТРУД».
Творческий доминантный способ обучения прежде всего затруднен в условиях чрезмерной многопредметности, приводящей к излишней конкуренции разнонаправленных доминант, не дающей возможности для нормальной эволюции развития каждой из них. Необходимо оптимальное ограничение количества предметов, изучаемых в одном семестре (возможно, до 3-4). При этом необходимо оптимальное комплексное объединение дисциплин, предусматривающее своевременный процесс взаимопроникновения понятий смежных курсов на основе закона подкрепления доминанты. Этот закон наиболее ярко выражен на определенных стадиях эволюции каждой из доминант – фазе генерализации. В то же время интересов должно быть достаточно много. Знания, навыки, понятия не должны закосневать, изолированно самоутверждаться – это путь изоляции нейронных ансамблей, снижающий творческий потенциал мозга.

О РОЛИ ИДЕАЛИЗАЦИИ В ТВОРЧЕСТВЕ: ЗАКОН ЗАСЛУЖЕННОГО СОБЕСЕДНИКА
Из книги "Парадоксы творческого сознания" В.И. Лобачёв, Л.П. Павлова

Мало кто до сих пор осознал, что именно А.А. Ухтомский сделал еще один решительный шаг к истине "с помощью веры" – в научном решении главной задачи человечества – обретения счастья и бессмертия души не в загробной, а в реальной, сложной и противоречивой жизни человека. Он не ушёл назад в религию, как многие крупные мыслители в конце своей жизни; он выдвинул человечеству самую сложную и конечную задачу – творческого поиска Заслуженного Собеседника, непременно путём напряжённейшего труда над собой, чтобы увидеть другого человека непредвзято, открыть его для себя не как своего Двойника, а как нечто совершенно новое, неповторимое – "выработать доминанту на лицо другого" (другое Я). Человек сам может обрести, заслужить бессметрие своего духа и души – с помощью закона идеализации – Заслуженного Собеседника, идеализации другого лица: "Собеседник твой таков для тебя, каким ты его заслужил! Тем, что не заканчиваешь его образа и не произносишь над ним окончательного суда, открываешь себе возможность его идеализировать, любить, проектировать и осуществлять вместе с ним НОВУЮ ЛУЧШУЮ ЖИЗНЬ! Строить и расширять жизнь и общее дело можно лишь с тем, кого любишь, любить можно лишь того, кого идеализируешь, а идеализируешь того, относительно кого ты допускаешь возможность лучшего и большего, чем он кажется сейчас, т.е. прогрессирующая, ширящаяся, взимоспасающая жизнь возможна лишь с тем собеседником, которого ты интерполируешь и проектируешь лучшими чертами, которые ты можешь почерпнуть в своих собственных нравственных ресурсах". Ухтомский считал, что только с того момента, когда однажды откроется человеку, что есть вне его равноценное ему лицо человека, он сам впервые из антропоида начнет преображаться в Человека! "Всё в его жизни и он сам преобразится!" Человечество будет счастливо лишь тогда, когда люди СУМЕЮТ СОЗНАТЕЛЬНО ОБУЗДАТЬ СВОЮ ЭГОЦЕНТРИЧЕСКУЮ "Я-ДОМИНАНТУ", она не соответствует изначальной, выработанной новым типом естественного отбора АЛЬТРУИСТИЧЕСКОЙ ПРИРОДЕ, СОЦИАЛЬНОЙ СУЩНОСТИ ЧЕЛОВЕКА – любой вновь рождённый индивид приобретает родовые качество человека (без исключения – все!) только через совместно-разделённую со взрослыми людьми и преданием рода активную, в сущности творческую деятельность. Опыт для человека всегда нов, он не врождён ему ни в одном психическом акте и даже двигательно-поведенческом акте – сущностное отличие от животных предполагает в человеке новый тип взаимодействия со средой – сознание, т.е. опосредование через общественное, родовое знание, через "нас", "наше со-знание".
Заблуждение индивидуализма, столь характерное для современного человека, не только чревато уклонением в потребительский эгоизм, вредящий другим людям: индивидуализм сознательный – это путь к самоуничтожению личности и к снижению творческой функции мозга, т.к. СВОБОДА ОТ ДРУГИХ ОБОРАЧИВАЕТСЯ НЕСВОБОДОЙ ОТ СЕБЯ, "САМОРАБСТВОМ". "…ибо там, где "МЫ" никогда не закончено, - писал Ухтомский, - всегда для нас движется, исполнено надежды и будущего, всегда мы готовы взять на себя ответственность за это наше волнующееся, уповающее на будущее". Иначе для самого человека наступает то роковое, бесконечное оскудение духа, когда он умирает от иссякновения любви "посреди своего Вавилона". Исчезает не только смысл бытия – снижается и творческий потенциал мозга человека-аутиста.
Не только в культуре общения как такового, но и в творчестве по Ухтомскому важно «воспитание единства деятельного внимания, переносимого на приходящее лицо, или вновь встреченный предмет, так, чтобы читать его и заданную в нём судьбу с возможной адекватностью». Это сосредоточенное «собеседование» со встречным лицом и лицами – взаимополезно, поскольку при этом открываются собеседникам «ответы на свои дела, кот. ещё не поняты для них самих, а только ещё носятся в досознательном и готовятся открыться».
Ухтомский описал и другой, весьма трагический для человека вариант – познание других, лиц и предметов среды «через себя», автоматическая оценка других лиц и среды, исходя из собственного опыта и установок. «Вот трагедия человека: куда и к кому ни приведёт его судьба, всюду он приносит с собой себя, на всё смотрит через себя и не в силах увидеть того, что выше его!». В таком случае человека видит только свою копию – Двойника, весь мир для него окружён «двойниками». Так описан тип духовной организации нетворческого человека, неспособного к «озарению» другим. Такой человек становится не только одинок и замкнут, но не способен к творчеству, не способен «выйти из себя» к подлинному содержанию окружающего бытия. Понимание действительности надо ещё заслужить: человек, глухой к другому, столь же слеп и глух в отношении к Природе, он обречён на сожительство с одним лишь своим двойником.
Это извращение природы человека не столько врождено в виде известного психологам свойства "интровертированности", сколько достигается социальной выгодностью в настоящей исторический период эгоцентрически замкнутых доминант личности при том общественном устройстве, когда человек покупается эксплуататором его труда как "рабочая сила" и разрывается социальная сущность человека и способ его существования.

Учение о доминанте А.А. Ухтомского в контексте эволюционной эпистемологии*
Быданова Н.Б., Быданов В.Е. СПбГТЭИ, СПбИТМО

Сущностью концепции А.А. Ухтомского является выявление естественнонаучных основ нравственного поведения людей, поиск тех физиологических механизмов, которые создают всё разнообразие человеческих типов. Ядром концепции является принцип доминанты, который представляет собой теорию системной физиологии, в соответствии с кот. человек изучается как единая функциональная система, где интегратором и регулятором действия разных уровней выступает доминирующая мотивация личности.
Проблема избирательности является одной из основных при рассмотрении целенаправленного поведения. Доминанта, как системная реакция поведения организма, возникает в результате воздействия обработанной нервными центрами коры головного мозга информации от событий или предметов в пространстве и времени. В то же время, сама доминанта выражает отношение организма к среде, его направленность в восприятии биологически важных и интересных предметов и явлений и подавление всех прочих реакций, несовместимых с наличной доминантой. Посредством доминанты организм устанавливает своё отношение к среде, не пассивно следуя за её изменениями, а активно отбирает из факторов среды только значимые её компоненты, т.е. те, кот. представляют для него «биологический интерес».
Учение о доминанте представляет большой интерес для эволюционной эпистемологии – междисциплинарного направления, возникшего в 70-80-е г.г. ХХ столетия. Эволюционная эпистемология исходит из трактовки человека как продукта биологической и социальной эволюции. Общей в данном подходе является точка зрения, согласно кот. структура познавательного аппарата является таким же эволюционным продуктом, каким является весь человеческий организм. Закономерности развития человека, своего рода ограничительные начала, направляющие наше сознание и мышление, наши познавательные способности остаются до сих пор неизученным феноменом. Эти закономерности были названы социобиологами эпигенетическими правилами. Под эпигенезом понимается сумма всех взаимодействий между генами и окружающей средой, формирующих отличительные характеристики организма. Будучи результатом адаптации человека к окружающей среде, эпигенетические правила закрепляются благодаря естественному отбору. Эти структурные связи определяют способ обработки информации, определяют её стратегию, служат инструментом поиска новой информации. Эволюция мышления предполагает глубокие изменения в генах, мозге, эпигенетических правилах, что накладывает отпечаток на историю развития культуры в целом.

*эпистемология - теория познания

http://7iskusstv.com/2014/Nomer2_3/SReznik1.php - Против течения. Академик Ухтомский и его биограф
"Однако, вращаясь в самых разных кругах общества, ни в одном из них Алексей не чувствовал себя своим. К столице он привыкал долго и трудно. Город был для него слишком большим, шумным, холодным, давящим, таким, каким его в свое время воспринимал Достоевский, из чьих книг он выписывал: «…взбалмошное кипение жизни, тупой эгоизм, сталкивающиеся интересы, угрюмый разврат, сокровенные преступления, кромешный ад бессмысленной и ненормальной жизни». «Мрачный угрюмый город с давящей атмосферой, с зараженным воздухом, с драгоценными палатами, всегда запачканными грязью; с тусклым, бледным солнцем и злыми, полусумасшедшими людьми»[31].

Став естествоиспытателем, Ухтомский не отрекся от религии, напротив, стремился ее обосновать из начал науки. Медленно, но верно он торил свою дорогу. 23 года спустя она привела именно туда, куда он стремился! Теория доминанты для Ухтомского не просто физиологическая теория, это золотой ключик, который распахивал волшебную дверцу в зазеркалье, в тайники душевной жизни человека, в то, что определяет его поведение, его шкалу ценностей, его отношения с миром, с людьми, с Богом!

Он не изъявлял желания поехать заграницу, хотя стажировка в иностранных университетах была почти обязательным пропуском для работы в русской науке.
Он годами не публиковал своих научных работ. Тем не менее, его научная репутация каким-то непостижимым образом росла и становилась все более прочной.

«проблема возникновения феодального хозяйства в науке – родилась в советское время». Поясняя свою мысль, он продолжал: «Старое поколение русских натуралистов – И.М. Сеченов, А.М. Бутлеров, Д.И. Менделеев, И.П. Павлов, К.А.Тимирязев, братья Ковалевские, Н.А. Северцов, Ф.В. Овсянников, братья Данилевские и иные любили науку по старомодному! А плановое хозяйство диктует а) дутые обещания, чтобы выбить под них деньги, 2) рекламу тематики, 3) страх конкуренции и систему мер по удалению талантов куда угодно дальше!»[7]
Н.Е. Введенский принадлежал к старому поколению натуралистов. Не дать ходу талантливому ученику, чьи взгляды расходятся его собственными? Такое просто не могло придти ему в голову!
Получив степень магистра, Ухтомский, по представлению Введенского, был утвержден приват-доцентом кафедры физиологии.

Хорошо зная научную среду, Ухтомский не обольщался относительно нее. Сами по себе естественные науки требуют открытости, умения воспринимать реальность без предубеждений и предрассудков. Но люди науки часто оказываются мелкими себялюбцами и гордецами. Им проще и покойнее упорствовать в своих представлениях, чем подвергать их сомнению. Многие из них завистливы и претенциозны и оттого «легко впадают все в тот же солипсизм бедного господина Голядкина, носящегося со своим Двойником»[12]. Люди науки, не желающие считаться с новыми фактами, отказывающиеся их принимать и признавать, дабы не нарушалась гармония сложившихся представлений, – казалось бы что может быть более дикое и противоестественное? Но из опыта собственного общения с учеными Ухтомский знал, что таких очень много, а те, кто умеет преодолевать свои доминанты, – редкие исключения из правила. «Мы можем воспринимать лишь то и тех, – к чему и к кому подготовлены наши доминанты, т.е. наше поведение», – подчеркивал Ухтомский

Ученик Ухтомского С.Е. Рудашевский пересказывает слышанные от него примеры того, как у людей начинает складываться болезненная доминанта буквально из ничего, из случайно услышанного разговора или шороха, а потом «она сама себя подкрепляет не относящимися к делу обстоятельствами». В экстремальных случаях это приводит к психозу.

Можно ли освободиться от своего двойника, можно ли преодолеть собственные доминанты? Ухтомский считал, что можно! Более того, в преодолении сложившихся доминант он видел основную нравственную задачу человека: от него требуется тяжелая, неустанная работа над собой, целеустремленное формирование, созидание собственной личности, воспитание в себе «доминанты на лицо другого», как он выражался.


https://iknigi.net/avtor-aleksey-uhtomskiy/97523-lico-drugogo-cheloveka-iz-dnevnikov-i-perepiski-aleksey-uhtomskiy/read/page-1.html - Лицо другого человека. Из дневников и переписки
"Алексей Алексеевич Ухтомский – явление в русской культуре XX века уникальное.
Физиолог с мировым именем, он отличался разнообразием гуманитарных интересов, энциклопедической начитанностью в области философии и литературы, свободным видением многосложных нравственных, социальных, эстетических и религиозных проблем. Его эпистолярное и мемуарное наследие – подлинное откровение. Оно сохранилось, к великому сожалению, далеко не полностью и, кажется, по сей день еще не оценено в должной мере.
Ухтомский не был писателем, но с юных лет и до последних дней жизни испытывал «странную потребность» закреплять в слове напряженный процесс духовного самопознания. В литературном наследии Ухтомского нет художественных произведений, однако его письма можно рассматривать подчас и как страницы эпистолярного романа, и как фрагменты философских трактатов, и как лирическую исповедь. Дневниковые записи Ухтомского – нерегулярные, вроде бы случайные, разбросанные в рабочих тетрадях и на полях прочитанных книг, – самоценны и внутренне последовательны.
В сущности, оставленное Ухтомским литературное наследие – это самобытная интеллектуальная проза: ей присущи мощь и ясность авторской мысли, талант живописания, искренность чувства, психологическая проницательность и вдобавок ко всему – «дальнее зрение», ощущение грозной поступи истории."

Из сборника «Заслуженный собеседник», 1997
Любовь в качестве руководства к познанию и к истине не понятна для тех, кто знает только критерий самоутверждения и самосохранения! Тут заранее а априори она исключена и под её именем разумеется что-то существенно другое – преимущественно дела половых инстинктов! И в этом – страшный симптом в европейской культуре «просвещения» - признак приближающегося разрушения! (с. 251)

Когда говорят «побольше любви», то этим указывается настоящая подпочва жизни, к которой приложится в своё время и вера, и логика; и они будут строить тогда не нечто индивидуальное, но нечто значащее для всех. (с. 392)

Именно в том, как человек стал бы управлять жизнью братьев, если бы она подпала под его управление, сказывается нравственный уровень и общая ценность личности человека. Сравните управление человеческими жизнями по Христу, где никто не погибает, кроме общей погибели, и управление ЭТИХ ЛЮДЕЙ, где месть и убийство являются и неизбежными средствами, и непременно регулятором! Христос оставил нам единственную в своём роде общественность, действительно способную спасать и объединять людей в ПРАВДЕ И ЛЮБВИ. (с. 393)

Требуются совершенно специальные приёмы для воспитания сердца человеческого и для возделывания природы его! Оно не «прилагается само собою» за устройством трамваев, подводных лодок и аэропланов! И это страшно, ибо без него трамваи и всё прочее служит лишь умножению и обострению зла и плодов ненависти, хищения и т.п., т.е. ведёт к ускорению распада мира, к потере смысла в жизни его! (с. 411)

"Я думаю, что настоящее счастье человечества будет возможно в самом деле только после того, как будущий человек сможет воспитать в себе способность переключения в жизнь другого человека, когда воспитывается в каждом из нас доминанта на лицо другого"

http://mprj.ru/archiv_global/2013_5_22/nomer/nomer17.php -
Актуальные проблемы сохранения наследия академика А.А. Ухтомского
"Нужно сказать о том, что многое из наследия А.А. Ухтомского обращено в ХХI столетие. Академик, психолог В. Зинченко (г. Москва) писал в одной из своих статей о том, что академик А.А. Ухтомский в области психологии и физиологии будет оценен в XXI веке. Действительно, Ухтомский стоял у истоков создания целостной концепции поведения, объединяющей объективные и субъективные стороны, материальное и идеальное как составляющие единого психофизиологического процесса."



А.А. Ухтомский... Рюрикович, и ни капли "элитаризма"... Всего себя отдал служению Науке, поиску основ чисто Человеческого (высших психодоминант) в "хомо сапиенсе"... Скончался в блокаду, отказавшись ехать в эвакуацию... Не побоюсь сказать, что это был настоящий ВОЛХВ (из тех, которым "...и княжеский дар не нужен")